Жизнь после наркотиков

29.06.2015 08:51 Просмотров: 148

Можно ли вернуться к нормальной жизни, очнувшись от наркотического ада, или за определенной чертой пути назад уже нет? Можно ли помочь тем, кто хочет вернуться? Об этом и не только мы спросили у главного наркополицейского Орловской области – начальника УФСКН России по региону Эдуарда Аблязова.

 

– Правоохранительные органы почти каждый день сообщают о фактах задержания людей, занимающихся распространением наркотиков. Их находят и наказывают в соответствии с законом. Но проблема намного шире. Люди, попавшие в наркотические сети, не улетают на Марс: осужденные через какое-то время выходят на свободу. И в этой связи надо говорить о социальной и медицинской реабилитации этих людей. Существуют ли положительные примеры эффективной реабилитации наркозависимых людей?

 

– Хороших примеров у нас, к сожалению, пока немного. Сегодня в Орловской области всего отбывают наказание порядка 4000 осужденных. Из них четверть (около тысячи человек) осуждены за незаконный оборот наркотиков. Из этой тысячи около 350-400 человек – это люди, больные наркоманией. Около тысячи человек стоит на наркологическом учете. Ежегодно за незаконный оборот наркотиков правоохранительные органы области привлекают к административной и уголовной ответственности 800-900 человек. Что происходит с ними дальше? Это во многом вопрос социальной реабилитации или комплекса медицинской и любой другой помощи с элементами педагогики, трудовой деятельности и пр. К сожалению, в нашей стране такой работы не было фактически с 1991 года. Советская система реабилитации алко- и наркозависимых развалилась. И что было предложено взамен?

 

В 1990 году начинает работать комиссия по соблюдению Конституции СССР. Работа этой комиссии затрагивает лечебно-трудовые профилактические учреждения, которые работали с алко-, наркозависимыми, тунеядцами и прочими асоциальными гражданами. В итоге работы этой комиссии было принято решение о том, что существование ЛТП нарушает конституционные права человека. Отсюда был выведен, как мне кажется, совсем не либеральный и не демократический вывод о том, что человек может творить что ему угодно. С 1991 года ЛТП закрыли, перестал существовать Советский Союз, была ликвидирована система обращений к антинаркотическим, антиалкогольным процедурам, процедурам нейтрализации асоциальных явлений. И только спустя 23 года, в 2014 году, в законодательстве страны появились юридические новеллы в этом направлении. Теперь решениями суда (по административным правонарушениям и по уголовным делам) можно обязать наркопотребителя к прохождению медицинских, наркологических и социальных процедур, для того чтобы прекратить употребление наркотиков и социализироваться в обществе.

 

– А реальные условия для этого созданы?

 

– Условий для проведения процедур социального характера сегодня фактически нет – их нужно создавать. Условия для медицинских наркологических процедур есть. Прежде всего, в городах Орел, Ливны, Мценск.

 

Хочу отметить, что в социальной реабилитации наркопотребителей практически во всех странах мира так или иначе применены идеи Макаренко и Кащенко.

 

Кащенко создал свое учреждение в 1908-1911 годах. Коммуна Макаренко – это 1918-1926 годы.

 

Фактически пока ничего принципиально нового в этой сфере не создано. Но, какая бы система ни использовалась, до тех пор пока сам человек не захочет освободиться от этой зависимости, шансы на его полную реабилитацию будут невелики.

 

– А каковы эти шансы сегодня? Я имею в виду результативность существующих программ реабилитации? Удается кого-то вернуть в нормальную жизнь? И вообще, это возможно? Ведь не зря говорят: бывших наркоманов не бывает...

 

– Существует три основных взгляда на этот вопрос. Первого придерживаются люди, которые с наркотиками не соприкасались. То есть эта беда их не касалась. Они говорят, что есть некая слабая часть человечества, склонная к употреблению наркотиков или алкоголя. Пусть вымирают, высвобождая пространство для здоровых и сильных людей.

 

Второе распространенное мнение: да, наркоманов лечить надо, но эффективность этого лечения всегда будет на уровне 3-5 человек из ста. А остальных спасти не удастся.

 

Третье мнение: если создать для наркозависимых людей мотивационные, побудительные, стимулирующие условия, то процент спасенных можно гарантированно увеличить до 16%. Некоторые системы демонстрировали показатели на уровне 30%. А отдельные специалисты уверяют, что реально довести этот показатель до 60-70 потребителей из ста.

 

О цифрах можно спорить. Но в целом государственная оценка стояла на том, что от 16 до 30% наркоманов имеют шансы навсегда отказаться от наркотиков.

 

– А как считаете вы, исходя из опыта реальной работы?

 

– Я долгое время работал над тем, что привлекал наркопреступников к уголовной ответственности и отправлял их в места не столь отдаленные. Честно говоря, я не верил, что кто-то может навсегда освободиться от зависимости.

 

Но побывал пять-семь раз в реабилитационных центрах, в каждом их которых находилось от 25 до 45 бывших наркозависимых. Я много говорил с ними, смотрел, как работают центры, что из этого получается. И увидел, что шансы есть, и, действительно, цифры от 16 до 30% при правильном подходе реальны.

 

– Сегодня медицинская наука предложила какие-то новые способы лечения наркомании?

 

– На мой взгляд, применяемые сегодня медицинские профилактические процедуры достаточно традиционны. Это снятие детоксикации организма человека, употребляющего наркотики. Остальное – воп­рос успешности психологического ведения пациента.

 

– В Орловской области есть центры, которые этим занимаются?

 

– Мало, но есть. По нашим данным, в регионе их три-четыре. Есть центр «Возрождение». Я встречался с его создателем. Это общественная организация, но в ней есть элемент, при котором они деньги зарабатывают, чтобы выжить и содержать центр. Там постоянно находятся от 15 до 20 человек.

 

Еще есть в Ливенском районе социально-реабилитационный центр «Покров». Перспективы его работы выясняются. Есть еще пара неопротестантских организаций, называть их не стану.

 

– Какие у этих центров отношения с государством?

 

– С наркоконтролем, к примеру, они почти никак не связаны, это личная инициатива людей. Тут есть ряд вопросов. В этих центрах нет утвержденных или хотя бы одобренных специалистами реабилитационных программ. Вообще, в этой деятельности нельзя исключать того, что некие силы нацелены на то, чтобы из числа алко-, наркозависимых или бездомных, или тех, кто освободился из исправительных колоний, вербовать новых адептов для своих сектантских идей. Примеров тому в России много.

 

– Ну если официальные власти этим не занимаются, то логично, что эту нишу занимают другие участники... Государство намерено всерьез заняться этой работой?

 

– ФСКН России сейчас активно работает над тем, чтобы в законе о наркотических средствах и психотропных веществах появился новый раздел о комплексной реабилитации и социализации потребителей наркотиков. И, судя по всему, затягивать с его принятием не будут. Проблема стоит остро.

 

Что касается регионального уровня, то тут надо понять и четко определить, кто за что отвечает и кто несет за это ответственность. Пока такого понимания нет. Значит, я снова буду настаивать на принятии мер, которые позволят снижать спрос на наркотики в регионе.

 

– Большая часть вашей жизни связана с борьбой против наркотиков. Вы верите, что их можно победить?

 

– Конечно, верю. Я же не борец с ветряными мельницами. Зачем выходить на бой, не веря в победу?

 

Екатерина Глазкова, "Орловская городская газета", №24 (257) от 26 июня 2015 года

работа в России
Интерактивный портал управления труда и занятости
единый реестр субъектов МСП
персональные данные дети
Орловский городской совет народных депутатов
муниципальная избирательная комиссия
портал Орловской области
правительство РФ
президент РФ
официальный интернет портал правовой информации
портал персональных данных
правовой портал НПА
опрос населения
ТОСЭР Мценск
Обращаем внимание
Банк данных исполнительных производств
Инвестиционный портал Орловской области
Экономика без вируса
Мойбизнес.рф
Цифровое эфирное телевидение
Опрос. Национальные проекты
мы вместе
Электронная регистратура