42984033517 декабря - Памятная дата военной истории России.
В этот день в 1788 году русские войска под командованием князя Потемкина взяли турецкую крепость Очаков на побережье Черного моря рядом с устьем Днепра.

 

Красное-Сергеевское – штурм плацдарма на берегу реки Неручь

Войска 2-й танковой армии, находясь на Орловском плацдарме, создавали угрозу как войскам Центрального фронта, так и войскам Воронежского фронта, которые с трудом продвигались в западном направлении на фронте от Белгорода до Севска.

Верховное Главнокомандование Красной Армии, отказавшись от стратегической концепции по разгрому войск противника на всем советско-германском фронте от Ленинграда до Донбасса и выходу советских войск на линию Днепра, не изменило тактическую целеустановку: разгромить орловскую группировку врага и освободить город Орел. Поэтому штурм Орловского плацдарма продолжался.

Перед фронтом 3-й армии на участке Вяжи – Казарь оборонялись части немецкого 482-го пехотного полка, на участке Березняк – Всходы – 486-го пехотного полка, Красное-Сергеевское – Красновидово – 462-го пехотного полка 299-й пехотной дивизии.

Противник на всем протяжении наступления ударной группы 3-й армии имел возможность (так же, как и под н.п. Городище) просматривать и простреливать подступы по всему переднему краю и на всю глубину. Имелась только одна дорога для гужевого транспорта: Верховье – 1-й Михайловский.

Не успев занять исходные позиции для наступления и отдохнуть после многосуточного марша, в котором, по воспоминаниям ветеранов, артиллеристы сами тащили пушки, а минометчики несли минометы, в 16 часов 6 марта 1943 г. комбриг получает приказ: «116-я – атаковать в направлении Красное, Дубровка, Каменский с целью уничтожения противника».

Жестокий бой за передний край обороны противника продолжался двое суток, по свидетельствам его участников, не прекращался ни днем, ни ночью.

 70 moriaky 11

Иван Петрович Бодягин открывает музей боевой славы

моряков-тихоокеанцев в школе № 5 г. Орла

 

«После марша мы вышли к селу Красное-Сергеевское, расположенному на реке Неручь, – вспоминал бывший заместитель командира роты И.П. Бодягин. – Поступил приказ взять это село. Но в нашем батальоне в трех стрелковых ротах оставалось всего 35 человек, два средних командира. Наступление в тот день началось часов в 12 и без всякой артподготовки. Прошли замерзшую реку и продвинулись вперед метров на 500, но дальше мы уже продвигаться не могли, залегли в снегу. Командир батальона был ранен, а бойцов осталось я да мой связной Тирских. Возвращаться нет приказа. Лежим мы с ним в снегу, кругом свистят пули. Я сказал соседу: «Не шевелись, мы взяты на прицел снайпером». Время двигалось к вечеру, и мы с нетерпением ждали темноты. Но Тирских решил перевернуться на другой бок и в это время был убит снайпером. Дождавшись темноты, осторожно продвинулся к нему, забрал документы, автомат и гранаты. Уже с полной темнотой вышел к своим и доложил начальнику штаба ст. лейтенанту Квачевскому о положении дел. Он был рад тому, что хоть один я, но вернулся живым. На другой день он собрался идти в штаб бригады, но, не выйдя из траншеи, был убит прямым попаданием мины. В этот день и я был ранен и отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь г. Плавска».

К исходу дня 8 марта морякам удалось в бою сломить сопротивление противника и овладеть н. п. Красное полностью. Только за этот день бригада понесла следующие потери: убитыми – 100, ранеными – 250 человек. При этом было уничтожено до 250 солдат и офицеров противника. Командир бригады доносил в штаб корпуса: «В батальонах к 17 ч. 00 мин. осталось по 50 – 60 активных штыков. Укрепились на западной окраине Красное, отражая контратаки противника».

В ночь на 9 марта 116-я ОМСБр начала наступление на Дубровку с задачей – ночью овладеть Дубровкой, высотой 217.7, н. п. Красное Поле. К 6 часам утра остатками своего состава бригада выполнила приказ и вместе с 5-й и 283-й стрелковыми дивизиями в 10 часов утра заняла позицию в 200 м северо-западнее н. п. Красное Поле. Противник вел массированный пулеметно-минометный огонь. В результате только один танк переправился через р. Неручь.

«К этому времени мы заняли плацдарм на том берегу реки Неручь, с которого можно было вполне развивать наступление, но подготовленных для этого сил у нашего командования, видимо, не было. Мы продолжали наступление силами очень поредевшей к этому времени бригады, – писал участник сражения за Красное, бывший заместитель командира роты В.П. Кудасов. – Противник, занимавший вторую линию траншей, которая шла по высоте, господствующей над селом Красное, продолжал обстреливать позиции наших войск. Как только приподнимаемся и бежим – плотный огонь из нескольких пулеметов... Не успев отдышаться и оглядеться, увидели, как на горизонте появились «юнкерсы». Идут прямо на нас, бомбить наш маленький плацдарм. Одна девятка, отбомбившись, уходит, появляется другая, и так весь световой день. Наша рота потеряла человек 15 убитыми и ранеными, в том числе одного командира взвода. Тогда же были тяжело ранены командир бригады полковник Судаков и его заместитель по политчасти майор Губанов».

 70 moriaky 12Не успел прочитать письмо следопытов командир 116-й отдельной морской стрелковой бригады генерал-майор в отставке Иван Иванович Судаков. Слишком поздно в клубе узнали адрес в Ленинграде, где он жил на Приморском проспекте. Но откликнулись его жена и двое сыновей – Юрий и Вадим, которые прислали бесценные экспонаты и автобиографию комбрига. Теперь в музее на самом видном месте – портрет генерала, компас, который служил ему две войны, удостоверение. Школьные экскурсоводы – мальчишки и девчонки – говорят посетителям музея, что биография Ивана Ивановича – это биография страны. Мог ли крестьянский мальчишка, бегавший в лаптях по берегу Волги, мечтать о генеральских погонах? Конечно, нет. Но советская власть дала ему такую возможность. Учился на многочисленных командирских курсах. В самый разгар Отечественной войны после подачи четырех рапортов с просьбой об отправке на фронт Судаков в декабре 1942 года получает под командование 116-ю ОМСБр.

 В своей автобиографии Иван Иванович писал: «Наша морская бригада всегда была головной. Мне с моряками дважды приходилось прорывать участки фронта там, где оборона у немцев готовилась почти два года и была глубокоэшелонированной. Бои были сложные, атаки дерзкие. Часто обстановка складывалась так, что в атаку поднималась вся бригада – от ее командира до последнего матроса. Так было в с. Городище и в с. Красное Орловской области».

 Когда у с. Красное комбриг был тяжело ранен, его спас от смерти адъютант Николай Рыльцев, который каким-то шестым чувством уловил приближение немецкой мины и накрыл командира своим телом. За тот бой комбриг получил высокую награду – орден Ленина.

 В бою за с. Красное был ранен и другой ленинградец – командир пулеметного расчета Валентин Павлович Лебедев, матрос ТОФа с 1939 г. «Бой был тяжелый, – вспоминал он. – Обороняла Красное эсэсовская часть. У немцев было много снайперов на возвышенности. А мы наступали снизу. Но все же к вечеру 8 марта мы захватили село».

 В ночь на 10 марта 1943 г. начальником штаба 3-й армии была вторично поставлена задача – овладеть н. п. Красное Поле и в дальнейшем наступать в направлении н. п. Дубровка (см. схему боевых действий 116-й ОМСБр в районе н. п. Красное-Сергеевское). В помощь пехотинцам были направлены машины 155-й танковой бригады. Однако три танка были встречены огнем артиллерии врага и возложенные на них задачи выполнить не смогли.

 

Из представлений к наградам

 В бою за Красное воинскую доблесть продемонстрировали бронебойщики отдельного противотанкового дивизиона. Красноармеец Шеховцов огнем из противотанкового ружья уничтожил 3 танка и подавил несколько огневых точек, мешавших продвижению наступавших. За мастерство и проявленное мужество отважный воин награжден медалью «За отвагу».

 Командир пулеметного расчета сержант Венедиктов под сильным ружейно-пулеметным огнем противника выдвинулся вперед с пулеметом и поразил две огневые точки. В этом бою Венедиктов уничтожил до 20 солдат противника.

 Красноармеец И. Строй, будучи ездовым артиллерийского расчета, заменил раненого заряжающего и при отражении контратаки противника вместе с наводчиком орудия прямой наводкой уничтожил 2 огневые точки и до 30 немецких пехотинцев. Они также были награждены медалью «За отвагу».

70 moriaky 13

Схема боевых действий 116-й ОМСБр по прорыву обороны противника у с. Красное-Сергеевское

 

 О том, как вели боевые действия подразделения противника, батальоны которого противостояли наступающей ударной группировке 3-й армии в районе нп Красное-Сергеевское, стало известно из оперативного журнала боевых действий 262-й пехотной дивизии противника (дается в переводе с немецкого, с сокращением. – Е. Щ.):

 «7 марта первый батальон 462-го пехотного полка, попав под обстрел противника и отражая его атаки, понес серьезные потери личного состава и техники. Батальон потерял 4 станковых пулемета, 2 станковых миномета и 17 легких пулеметов, степень боеспособности батальона уменьшилась более чем наполовину.

 8 марта атаки русских приобрели еще более стремительный характер. Противник провел серию атак с юга д. Красное в северо-восточном направлении. Атаки поддерживались сильным огнем артиллерии и непрерывными налетами боевой авиации. Нашим войскам пришлось под сильным натиском противника уйти из северной части д. Красное и отступить назад – к южному краю д. Вшод.

 Пришла телефонограмма с приказом о том, что 3-е отделение штурмовых орудий 909-го полка должно быть приведено в боевую готовность до 04.00 9.3.43 г. – в районе южнее д. Зари, для предотвращения наступления танков противника на линию Вшод – Дубровка.

 Вечером 9 марта, оценивая события дня, можно было сказать, что атаки противника не имели большого успеха. Передний край нашей обороны к этому времени был хорошо защищен.

 При поддержке артиллерии, пикирующих бомбардировщиков и истребителей наша пехота блестяще отбивала атаки противника.

 Из девяти выступивших танков противника шесть были уничтожены. Потери со стороны противника, по нашим оценкам, составили около 1500 солдат.

 10 марта пришел предварительный приказ завладеть прежним передним краем обороны. Атаку предполагалось осуществлять в два этапа. Её целью было вернуть прежнюю линию переднего края обороны и взять д. Красное.

 Во второй половине дня противник вновь атаковал высоту 217,7 на севере при поддержке четырех танков. Атака была отбита. Противник понес тяжелые и кровавые потери.

 Еще одна атака русских из низины по направлению к д. Красное Поле, осуществляемая при поддержке двух танков, была отбита. Один танк противника был уничтожен.

 Операция по захвату прежней линии переднего края обороны была одобрена штабом 35-го артиллерийского корпуса. Приказ о её проведении передан телефонограммой.

 Все атаки русских, предпринимаемые в течение этого дня, были отбиты. При этом противник понес серьезные потери. Сильный огонь русской артиллерии велся преимущественно по д. Вшод. Позиции артиллерии противника были разбиты. Нами уничтожено, по крайней мере, 15 его орудий.

 Кроме того, отражая атаки, нам удалось разбить еще три танка.

 В течение ночи атаки русских были отбиты силами наших полков на северной и южной окраинах д. Вшод. Неприятель понес серьезные потери. По сообщениям перебежчиков, в атаках были задействованы силы трех русских дивизий.

 После серьезной артподготовки и атаки, поддержанной огнем тяжелых зенитных орудий, сосредоточенных в южной части леса у д. Красное Поле, батальон Витцлебена, усиленный 6-м батальоном 482-го пехотного полка и поддерживаемый 3-м отделением штурмовых орудий 909-го полка, выступил навстречу противнику из восточной части д. Красное Поле в район низины.

 Ударный батальон, сломив сильное сопротивление противника, вошел в намеченный район первой цели – дорога Красное Поле – Красное – и остался там из-за продолжающегося сопротивления русских.

 Части противника, уцелевшие в ходе атаки и расположившиеся в северной части низины, были уничтожены. Общая численность потерь противника в низине составила: пленных – 3 офицера и 107 солдат; 552 убитых, подсчитанных на поле боя; 800 предполагаемых убитых. Захваченные трофеи: 8 легких пулеметов, 12 станковых пулеметов, 8 легких минометов, 9 тяжелых минометов, 103 автомата, два 4,5-см противотанковых орудия, 15 противотанковых ружей, 9 огнеметов, 255 единиц стрелкового оружия.

 Потери с нашей стороны составили около 160 убитых и раненых. После многочисленных переговоров с корпусом и командиром полковой группы Кашнером дивизия приняла решение: ввиду недостаточной защиты переднего края обороны и больших потерь во время его захвата, оставаться на прежней линии. Позже дивизия намеревалась захватить д. Красное (возможно, во время половодья на р. Неручь)».

 

* * *

 Наконец, 11 марта в штабе 3-й армии созрело решение: морскую бригаду в ночь с 12 на 13 марта вывести из боев и сосредоточить в районе н.п. Котелки и Петрово, оставив в резерве командующего. За неделю кровопролитных боев (с 6 по 13 марта) 116-я ОМСБр потеряла 901 бойца, из которых 216 человек убитыми.

Всего же с 13 февраля по 12 марта бригада потеряла 4082 из 5735 бойцов, их которых: убитыми – 1344, ранеными –2584, пропавшими без вести – 154 человека, или 71 % первначального состава.

Таким образом, подразделения 116-й отдельной морской стрелковой бригады, укомплектованные в основном моряками-добровольцами Тихоокеанского флота, приняли непосредственное участие в Орловской наступательной операции (6 февраля – 10 марта 1943 г.) в составе 20-го танкового корпуса 3-й общевойсковой армии Брянского фронта. Несмотря на то, что в силу ряда объективных и субъективных причин цели операции (освобождение г. Орла и очищение от войск противника Орловского плацдарма) достигнуты не были, бригада продемонстрировала высокий уровень боеспособности, что сказалось на решении частных боевых задач (захват двух плацдармов на западных берегах Оки и Неручи). И мы должны признать и помнить, что огромные (кровавые) потери оказались напрасными, если не считать одну, две сотни убитых солдат и офицеров противника.

 

Сведения о потерях 116-й отдельной морской

стрелковой бригады с 6 по 13 марта 1943 года

 

Части

Категория личного состава

Всего

НС

МНС

РС

Убито

21

57

138

216

Ранено

63

167

455

685

Всего

84

224

593

901

 

 Потери бригады за месяц участия в боевых действиях отражены в нижеследующей таблице.

 

 Сведения о потерях 116-й отдельной морской

 стрелковой бригады с 14 февраля по 14 марта 1943 года

 

Части

Категория личного состава

Всего

(5735)*

Процент потерь

НС

(558)

МНС

(1400)

РС

(3977)

Убито

91

289

964

1344

23,5

Ранено

232

744

1576

2584

45,1

Пропало без вести

     

154

2,6

Итого

323

1063

2542

4082

71,2

Процент потерь

57,8

75,9

64,0

71,2

71,2

 Примечание.

 * Численность личного состава бригады к началу боевых действий составила 5735 чел.

 

 Итак, общие потери бригады составили 71,2 % (4082 из 5735 военнослужащих), в том числе 23,5 % – убитыми, 45,1 % – ранеными и 2,6 % пропавшими без вести.

 Из донесений о потерях видно, что наиболее сильно пострадали стрелковые батальоны, основу которых составлял сержантский и рядовой состав. Эти батальоны были укомплектованы в основном моряками Тихоокеанского флота. Донесение о численном и боевом составе подразделений 116-й отдельной морской стрелковой бригады на 1 апреля 1943 г. свидетельствует об огромных потерях, которые понесли подразделения в боях за плацдармы на берегах Оки, Зуши и Неручи.

 Таким образом, потери основных боевых подразделений бригады – батальонов составили 82 процента (численный состав стрелковых батальонов у военных называется «активные штыки»). Эти потери огромны, причем учесть точно убитых, раненых и пропавших без вести очень трудно, таких полных сведений в донесениях по каждому батальону нет, а значит, их нет и по бригаде в целом. Так, когда во 2-м стрелковом батальоне оставалось 130 бойцов, в донесении говорилось: «Учесть убитых, раненых и пропавших без вести не представляется возможным».

 70 moriaky 14Вот что пишет о причинах военных неудач и бессмысленных людских потерь в зимней операции на правом фланге 3-й армии бывший командир 3-го отдельного стрелкового батальона морской бригады капитан Н.С. Тетёкин (впоследствии генерал-лейтенант, преподаватель тактики Академии Генерального штаба): «В феврале – марте 1943 г. Брянский фронт подготовил и провел совместно с Центральным фронтом операцию с целью освобождения Орла. Цели операции достичь не удалось.

         Во-первых, полоса обороны включала широко развитую систему оборонительных позиций на глубину 12-15 километров. Вполне ясно, что прорыв такой обороны требовал тщательной подготовки и хорошего материально-технического обеспечения. В то же время зима 1943 года выдалась снежной, но не очень холодной

 А пути подвоза были подготовлены плохо. Даже санные пути были в ужасном состоянии, не говоря уж об автомобильных дорогах. Поэтому к огневым позициям артиллерии снаряды на плечах носили солдаты и местные жители.

 Во-вторых, неизвестно, кто и почему принял решение о введении в бой нашей бригады, так же как и лыжной. Ведь обе бригады предназначались первоначально для ввода после прорыва и стремительного развития наступления в глубине в направлении на Болхов, то есть в обход города Орла.

 В-третьих, никто из командиров рот, а тем более взводов, не видел переднего края обороны противника. Никто нам не определил место и порядок занятия исходного положения для атаки, действующие впереди дивизии не прислали к нам проводников. Постановка задач осуществлялась на карте масштаба 1:100 000. Выдвижение подразделений батальона на исходные рубежи осуществлялось ночью, без хорошо видимых ориентиров.

70 moriaky 15

Командный состав 116-й ОБСБр (фото начало мая 1943 г.)

В центре командир бригады полковник А.Ф. Кустов

 

В результате хорошо обученная и полностью укомплектованная моряками Тихоокеанского флота бригада из-за плохой организации боев и низкого материально-технического обеспечения поставленных боевых задач выполнить не смогла. Командование армии, а затем танкового корпуса, которым мы придавались, без артиллерийской и авиационной подготовки бросало нашу бригаду на хорошо подготовленную оборону противника, имевшую развитые системы огня и заграждений. Это было бездумно, если не преступно – так использовать отлично подготовленное соединение».

 Первые выводы о нецелесообразности первоначально принятого решения были сделаны командующим Брянским фронтом генералом Рейтером… в конце февраля. Поняв бессмысленность атаки на сильно укрепленный участок обороны противника в районе Чегодаево, Городище, Миново, он перенес в начале марта направление главного удара на левый фланг своего фронта – в район села Красное-Сергеевское Залегощенского района.

 Почему бригада понесла такие катастрофические потери? Ведь это был уже 1943 год, и к этому времени Красная Армия научилась воевать профессионально, о чем свидетельствуют три успешные операции, проведенные одна за другой: Сталинградская, Острогожско-Россошанская и Воронежско-Касторненская. Анализ наступательных действий войск Брянского фронта на участке Ниж. Ростоки – Миново, а также на участке 1-й Затишенский – Красное-Сергеевское позволяет сформулировать причины этих неудач:

 1. План Орловской операции был разработан без учета реальной обстановки, сложившейся на фронте в этом месте и в это время. При выборе места прорыва обороны совершенно не учитывался тот момент, что противник занимал господствующие высоты (Кривцовские, Касьяновские) и, следовательно, контролировал действия наступающих войск. Линия обороны, проходившая по этим высотам и ниже, готовилась под руководством опытных инженеров-фортификаторов в течение 14 месяцев.

 2. Наступающие батальоны шли по открытой местности в течение 30 минут, и тем самым был сведен на нет фактор внезапности, на который первоначально делалась ставка. Тем не менее, места прорывов оставались прежними. К примеру, выше по течению реки Зуши, в 5-7 км от участка прорыва (Чегодаево – Городище), у села Троицкое (Арсеньевский район Тульской области), лесной массив подступает непосредственно к реке Зуше, и он мог бы послужить естественным прикрытием для перешедших в наступление подразделений. Следовательно, можно было использовать момент внезапности.

 3. Время года совершенно не подходило для проведения наступательной операции. Зимой наступление в пешем строю представляется, по меньшей мере, безрассудным. Каждый военнослужащий хорошо просматривается противником, даже несмотря на наличие маскхалатов. Глубокий снежный покров мешал быстрому продвижению пехоты (б?льшая часть которой не была снабжена лыжами) и танков. Ввиду этого неприятель имел возможность прицельно и методично уничтожать медленно идущие в наступление подразделения.

 4. Очень слабая огневая обеспеченность, особенно минометных и артиллерийских частей, катастрофическая нехватка патронов, мин и снарядов, лишь отчасти обусловленная большой удаленностью района боевых действий от тылов.

 5. Фактическое отсутствие разведданных о состоянии противника, его пехотных и танковых сил, артиллерийской и минометной обеспеченности на данном участке фронта. Не была также должным образом изучена узловая гарнизонная система обороны неприятеля, отличавшаяся наличием мощных опорных пунктов и подвижных резервов, что давало противнику возможность оперативно перебрасывать в нужное место и в нужное время личный состав и вооружение действующим частям первой линии обороны.

 Данные советской разведки о живой силе и вооружении обороняющихся частей вермахта были явно занижены, причем не учитывались те подразделения, которые стояли гарнизонами во всех населенных пунктах, примыкающих или входящих в зону обороны.

 6. Отсутствие авиационной поддержки наступающих частей при наличии таковой у обороняющихся подразделений противника. В тщательно проанализированных воспоминаниях участников боев о действиях нашей авиации не сказано ни слова.

 7. Неопытность представителей высшего и среднего командного звена в проведении такого рода операций, а также отсутствие боевого опыта у рядового и сержантского состава наших частей и подразделений, который, по существу, участвовал в боях впервые, что является немаловажным психологическим фактором, особенно в наступлении. Одно дело тактические занятия в поле, другое – реальная боевая обстановка, где наступающим подразделениям противостоит не условный, а реальный и очень опытный противник (об этом свидетельствует в своих воспоминаниях бывший командир 3-го стрелкового батальона 116-й ОМСБр генерал-лейтенант в отставке Н.С. Тетёкин).

 8. Практически остался без внимания тот факт, что в окопах и блиндажах плотной и насыщенной противопехотной и противотанковой обороны противника находился очень опытный в профессиональном отношении личный состав, имевший трехлетний опыт ведения боевых действий и прошедший полевую выучку во Франции, Польше, Белоруссии, под Киевом, Брянском, Тулой.

 Наряду с отмеченными обстоятельствами, с которыми не посчиталось советское высшее командование при планировании операции, имелись и другие недостатки, которые были допущены военным руководством на уровне армии, корпуса и бригады.

 Такие выводы характерны для всех безрезультатных наступательных действий, которые во множестве проводились по всему периметру Орловского плацдарма, на многих участках, намеченных командующими фронтами и армиями для прорыва немецкой обороны.

 В этой связи следует также отметить, что Орловская наступательная операция, в которой принимала участие, наряду с другими соединениями 3-й и 61-й армий, 116-я отдельная морская стрелковая бригада, была общевойсковой и проводилась силами трех фронтов – Западного, Брянского и (чуть позже) Центрального. Но результат один – неудача. В феврале 1943 г. Орел не удалось освободить, Орловский плацдарм не был очищен. И эта неудача была к тому же оплачена дорогой ценой – жизнями десятков тысяч бойцов и командиров отборных соединений, то есть утратой боевого потенциала, который был бы незаменим в июле 1943 г., когда советские корпуса, дивизии, бригады наконец были обеспечены всем необходимым для ведения военных действий.

 Подводя итоги военных действий 3-й и 61-й армий по взламыванию обороны противника на Орловском плацдарме, следует отметить, что эта наступательная операция (как и Болховская, проведенная здесь же годом раньше) имела отрицательные результаты во многих отношениях. В первую очередь, это выразилось в том, что совершенно не были выполнены её цели и задачи: не был прорван фронт обороны противника, и войска 3-й и 61-й армий не продвинулись в глубь его территории ни на километр. Кроме того, наши войска понесли неоправданные потери, и прежде всего, в живой силе. Они составили 64 123 человека, из которых убитыми – 20 162, ранеными – 43 961 человека Обратим внимание на приказы командира 20-го танкового корпуса командиру 116-й ОМСБр. Они сводились к следующему: наступать, все время наступать. И бригада наступала, согласно указаниям свыше, до тех пор, пока в стрелковых батальонах осталась десятая часть от первоначального штатного состава – по 50-60 военнослужащих. Как видим, и в начале 1943 года сохранялся тот же тактический прием, о котором упоминает генерал А. В. Горбатов, – «наступать, до последнего солдата наступать».

 

* * *

 В это время только ударно-подвижная группа генерал-лейтенанта Ю.В. Новосельского (заместитель командующего Брянским фронтом), действуя на самом краю левого фланга войск Брянского фронта, продвигалась к Дмитровску, обходя очень сильные опорные узлы обороны, какими являлись Тросна и Кромы. Но вскоре остановилась, наткнувшись на войска противника, переброшенные сюда из-под Ржева.

 

Потери ударной группы Новосельского

 в боевых действиях с 15 февраля по 11 марта 1943 года*

 

Дивизия

Убито

Пропало

без вести

Итого

Ранено

Всех потерь

132-я

272

210

232

739

1258

211-я

1348

195

1543

2934

4587

280-я

426

18

444

1211

1655

19-й тк

19-я мсбр

226

39

265

431

698

101-я тбр

82

42

124

134

279

202-я тбр

28

144

172

67

242

79-я тбр

Нет данных

Всего 19-й тк

334

225

559

632

1217

Итого

2380

648

3028

5516

8717

 Примечание.

 * Общий урон был значительно больше, так как нет данных о потерях 1-й и 2-й лыжных бригад, входивших в состав группы, потому что отчетные документы этих частей были уничтожены в критической обстановке, когда создалась угроза их окружения в районе южнее Дмитровска.

 

О том, как велись боевые действия на Дмитровском направлении, стало известно в результате моего многолетнего изучения боевого пути 1-й и 2-й лыжных бригад, в том числе и с работой в ЦАМО РФ (г. Подольск), которые были укомплектованы моряками-тихоокеанцами, получившими шестимесячную предфронтовую подготовку в Гороховецких лагерях. Вначале бригады подчинялись оперативному отделу Брянского фронта. Затем они перешли в подчинение к заместителю командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанту Ю.В. Новосельскому, который возглавил ударно-подвижную группу фронта. Маршрут передвижения и его конечная цель были известны только узкому кругу командного состава. Марш совершался только ночами, так как передвигаться в светлое время суток в ясную погоду по бездорожным снежным просторам юга Орловщины было невозможно. Самолеты противника, обнаружив лыжников в поле, открывали охоту за каждым воином. Укрыться было совершенно негде.

 Маршрут 1-й отдельной лыжной бригады пролегал от станции Русский Брод на юго-запад через деревни Пеньшино, Нижний Жерновец, Покровка, Жерихань, Дурнево, Ярище, пос. Колпны. Здесь соединение повернуло на запад, прошло через деревни Трудолюбовка, Моховое, Бритовка, Косоржа, Бесединка, Казанка, хутор Петровский, Горяйново, Тифинское и пересекло железную дорогу Орел – Курск в районе ст. Возы (20 км южнее ст. Поныри).

 Следуя далее на запад, бригада миновала Верхнее-Смородино, Ольховатку, Становое, Хмелевое, Брехово, Горки, пересекла Симферопольское шоссе в 40 км южнее Тросны и в обход последней (в Тросне располагался крупный гарнизон противника) повернула на северо-запад. Затем прошла через деревни Красавка, Высокое, Большое Боброво, хутор Сергеевский, Толбизево, Гремячье и Андреевка. Бригаде была поставлена следующая задача: как можно дальше продвинуться на запад и перерезать важную автомобильную дорогу Комаричи – Дмитровск-Орловский – Кромы. Параллельно маршруту 1-й лыжной бригады, справа от неё, совершала марш 2-я отдельная лыжная бригада.

 С какими трудностями пришлось столкнуться личному составу бригад в пути, стало известно из дневника бригадного инженера Н.М. Мохова:

 70 moriaky 16«Части бригады растянулись. Тылы отстали. Кончилась махорка и соль. Без курева трудно курящему, а вот без соли невыносимо всем. Сухарей тоже нет. Приходится довольствоваться кониной – её можно есть без соли. За месяц ни разу не мылись в бане и не меняли нательного белья. Устали до предела, но усталость и напряжение не расслабляли, а поднимали людей. Все мы хотели поскорее настичь врага и рассчитаться с ним за причиненные страдания.

 18 февраля бригада вступила в бой за Андреевку. Крупный отряд противника с пулеметами удерживал этот населенный пункт. Обороняющиеся искусно окопались и замаскировались на выгодном рубеже, и выбить их без артиллерии было не так-то просто. Однако после шестичасового боя противник не выдержал натиска лыжников и отступил…

 В деревне Андреевке неожиданно встретились с частями 2-й отдельной лыжной бригады. Я был очень рад увидеть бригадного инженера Жердева, моего старого товарища по довоенной службе на флоте».

 Эти воспоминания приводят к двум существенным выводам:

 – во-первых, 2-я отдельная лыжная бригада шла рядом с 1-й и их маршруты сошлись в деревне Андреевке;

 – во-вторых, в составе лыжных бригад находились офицеры с Тихоокеанского флота (в данном случае – бригадные инженеры Мохов и Жердев).

 После боя за Андреевку 1-я отдельная лыжная бригада получила задачу наступать и занять нп Чувардино (через Чувардино проходила в то время дорога Дмитровск – Кромы). Маршрут бригады должен был пройти через нп Громово-Дубрава, Ждановка, Хитровка, Шепелево, Жирятино, Гранкино, Голенищево, Крупышино. Передовые отряды батальонов вели бои с дислоцировавшимся в этих населенных пунктах противником, который после коротких стычек с лыжниками отступал, даже не успевая, как правило, забрать своих убитых.

 К полудню 19 февраля подразделения бригады выбили противника из нп Волобуево и Чувардино, оседлав важную шоссейную дорогу между Дмитровском и Кромами. Штаб бригады разместился в Крупышино (в 3-4 км к юго-западу от Чувардино). Тем самым одна из задач, поставленных командованием Брянского фронта, была выполнена – перемещение вновь прибывающих частей противника на южный участок Брянского фронта было приостановлено.

 Но за населенные пункты Волобуево и Чувардино завязался жестокий встречный бой, который продолжался несколько суток. Противник, оценив опасность продвижения бригады в его тыл, яростно сопротивлялся. Утром 20 февраля большой отряд гитлеровцев с танками подошел и развернулся на высотах к северу от Чувардино, чтобы преградить путь лыжной бригаде. С этой целью немецким командованием к Чувардино были вызваны танки и авиация, подвозилась пехота.

 Самолеты противника группами делали заходы над лыжниками, сбрасывая с небольшой высоты бомбы кассетами – по 3-5 штук сразу. Неудивительно поэтому, что продвижение лыжных подразделений приостановилось, так как против танков и артиллерии противника сражались бойцы, вооруженные лишь противотанковыми ружьями, винтовками, автоматами и гранатами.

 «Надо было выйти из неравного боя и отойти на более выгодный рубеж, – пишет Н. М. Мохов, – но приказа об отходе нет. Значит, необходимо держаться. Моряки-лыжники выполняют свой священный долг. В подразделениях бригады много убитых, раненых».

 В журнале боевых действий 19-й мотострелковой бригады, которая (так же как 1-я и 2-я лыжные бригады) входила в группу Ю.В. Новосельского, читаем запись, сделанную 19 февраля 1943 г.: «По данным разведчиков 2-й лыжной бригады, из района Навли прибыла 12-я танковая дивизия противника, которая сосредоточилась в районе Гостомль, Красниково».

 В журнале боевых действий Брянского фронта отмечено: «20 февраля 1-я олбр прошла Муравчик, 2-я прошла Чернь».

 

70 moriaky 17 Герой Советского Союза Василий Аксенов.

Он начинал воевать в составе батальона автоматчиков 1-й ОЛБр

 

Судя по всему, 21 февраля 1943 г. стал одним из самых трудных дней в боевой жизни 1-й лыжной бригады. Противник, очевидно, знал, что против него действует всего лишь одно соединение, оторванное от главных сил и баз снабжения, и поэтому считал своей задачей окружить и уничтожить бригаду. Ночью и утром лыжники упорно держали оборону, но после полудня неприятель с помощью танков вытеснил лыжные подразделения из нп Чувардино и Волобуево и начал продвижение дальше на юго-запад – к нп Крупышино, где находился штаб бригады. Когда на залегшие в снегу цепи лыжников пошли танки, бойцы бригады, израсходовавшие гранаты в ночном бою, не смогли противостоять броневой мощи. Надо было отходить. Но поскольку приказа об отходе не поступало, тихоокеанцы стояли насмерть. Никто не дрогнул и не отступил без приказа даже тогда, когда танки противника начали давить цепи 1-го батальона.

 

 

Прочитано 9713 раз

Глава администрации

Администрация города

Территориальные управления

Вакансии

Законодательство

Противодействие коррупции

Аукционы и конкурсы

Витрина закупок

Предприятия и учреждения

Контакты

Губернаторские программы

 

Молодые кадры Орловщины

 

Портал Госуслуг

 

Баннер

 

Управление труда и занятости

 

deti

 

Господдержка бизнеса

 

deti

КОНТАКТЫ
  • Администрация города Орла
  • 302000, г. Орел, ул. Пролетарская Гора, 1
  • Телефоны: 8-(4862) 43-33-12; 41-44-00 (факс)
  • Электронная почта: info@orel-adm.ru
  • Единая дежурно-диспетчерская служба:
  • 43-22-12; 43-37-35 (факс)